Красная дорожка Москвы

Своих героев Москва встречает «красной дорожкой» на Ленинском проспекте.

14 апреля 1961 года столица ждала Юрия Гагарина. Вдоль Ленинского не было свободного места, люди забирались на крыши домов. По легенде, на деревьях и крышах сидели все – от рабочих до больших начальников. Плакаты и транспаранты тоже были разнообразные, особенно всем запомнился человек с плакатом «Чур, я второй!».

Чи-Чи и Ань-Ань

В Москве с радостью встречают всех гостей: и людей, и животных. В 1966 году к московской панде Ань-Аню в гости прилетела лондонская панда Чи-Чи.

Ань-Ань жил в московском зоопарке с 1959 года и создавал много проблем: например, он не хотел есть ничего, кроме бамбука, а в Москве 1960-х бамбука было не очень много. За ужином для Ань-Аня приходилось летать в Сухуми и в Батуми (довольно затратно). Поэтому работники Московского зоопарка твёрдо решили приучить панду к русской кухне –  и приучили. Очень скоро Ань-Ань уплетал и кашу, и ивовые веники, и сладкий чай.

В 1966 году лондонское Зоологическое общество предложило подружить Ань-Аня с Чи-Чи. Чи-Чи встречала вся Москва. На её пассажирском самолете на борту было большими буквами написано: «Специальный рейс. Панда». В аэропорту собралось больше двухсот человек: послы разных стран, корреспонденты с фотоаппаратами, репортёры с радио и телевидения и работники зоопарка. Чи-Чи привезла с собой букет, соответствующий статусу – бамбуковый и двадцатикилограммовый. Но с Ань-Анем лондонская красавица так и не подружилась и скоро улетела домой.

Проспект Мира

В 1957 году в Москве высадился целый десант молодёжи и студентов. Это были делегаты знаменитого международного фестиваля. Приехали отовсюду: из Великобритании, Франции, Швеции, даже Чили, Марокко и Северной Кореи.

Процессию участников фестиваля планировали так, чтобы они проехали сначала по Садовому кольцу, а затем по Фрунзенской набережной. Но жили-то в гостиницах по всему городу, на ВДНХ, например. Значит, до Садового кольца они должны были спуститься вниз по 1-ой Мещанской. То есть, прогрессивные представители прогрессивного человечества в советской столице будут маршировать по 1-ой Мещанской улице? Может, еще по 1-ой Дворянской? 1-ая Мещанская, уже широкая, просторная, реконструированная, но все ещё носящая старорежимное название, была обречена на переименование. Но как её назвать? Если не 1-ая Мещанская, то какая, 1-ая Крестьянская? Как-то не фестивально. И придумали «проспект Мира». И молодёжно, и прогрессивно, и для гостей столицы понятно. На мирных, веселых и шумных иностранцев жители 1-ой Мещанской, то есть уже Проспекта мира, так хотели посмотреть, что всем не хватило места, пришлось залезать на крыши. Фестиваль проходил под взмахами крыльев голубки Пабло Пикассо – символа мира во всём мире, а память о нём навсегда сохранилась в топонимике Москвы.

Чайный дом

Всех интересует, откуда на Мясницкой дом в китайском стиле. А вот откуда.

В 1896 году в Москве проходила коронация Николая II, и на неё планировал приехать канцлер Китайской империи. По легенде, две московские чайные компании – Перловы с Мясницкой и Перловы с 1-й Мещанской – хотели принять его у себя, чтобы открыть новые перспективы для бизнеса. Мещанские Перловы просто повесили у себя плакат с иероглифами, а Мясницкие полностью переделали фасад здания в китайском стиле. Но канцлер предпочел первых… А дом 19 на Мясницкой до сих пор стоит и радует нас своей красотой.

Прибыл со льдины

Полярники – это космонавты 1930-х. У мальчишек тех лет не было альтернативы в ответе на вопрос, кем ты хочешь стать. Полярники и у государства были на особом счету. Цитата из документа тех лет: «Люди проводят значительное время в Арктике, следовательно, квартиры им надо дать комфортабельные». Эти квартиры решили построить –  так появился Дом полярников на Никитском бульваре, 9. Здание спроектировали в стиле неоренессанс: колонны коринфского ордера, многочисленные лоджии и чинный орнамент. Даже год постройки, 1936, указан на доме римскими цифрами. А над входом в левый флигель неожиданные для неоренессанса полукруглые романтические окна – это каким-то чудом сохранившийся остаток доходного дома графини Шереметьевой 1901-го года постройки, который (в отличие от трёх домов с этой же улицы) почему-то не снесли, а встроили прямо в Дом полярников.

В самом доме все отсылает к Северу: например, ручка на входной двери когда-то была бронзовой и в форме натянутого каната. А в подъезде всех входящих встречает чучело арктической чайки. И даже книги местного ЖЭКа отличались: так как жильцы приезжали в дом прямо с Полярного круга, управдом, долго не думая, так и записывал: «Прибыл со льдины».