Вставная челюсть

В 1930-е Москву активно перестраивали. Уже в 1938-м году в книге «Новая Москва. Площади и магистрали» черным по белому было писано: «Небольшие дома будут снесены, а на месте их будут построены общественные здания не ниже шести этажей, и почти параллельно Арбату будет проложена разгружающая его магистраль – Новый Арбат». Не случилось до войны ни магистралей, ни массовых сносов. Но уже в 1960-е годы через кривые, тихие арбатские переулки прорубили магистраль, и на магистрали скоро выросли новые дома. Возможно, архитекторы вдохновлялись FOSCA Building – американским зданием в дореволюционной Гаване. Возможно, с нуля построенными на месте снесенных домов улицами Стокгольма Кунц-гатан. Но, так или иначе, под руководством архитектора Михаила Посохина возникли знаменитые дома Нового Арбата. Москвичи в унисон ностальгически вздохнули и дружно принялись за любимое дело – придумывание прозвищ. Новый Арбат раздраженно окрестили «вставной челюстью Москвы». А новые дома, и правда похожие на раскрытую книгу, стали называть «посохинскими сберкнижками», или просто «мишкиными книжками», что спустя несколько десятилетий звучит совсем не издевательски и даже ласково.

Холодильник с бородой

Памятник Карлу Марксу был делом первой важности. Его собирались открыть уже в 1920 году, даже первый камень заложили. Но поставили только через 40 лет, 29 октября 1961 года, в Театральном проезде. 160 тонн серого гранита работы скульптора Льва Кербеля.

Серьёзность и изящество монумента оценили не все. Фаина Раневская, например, назвала памятник «Холодильник с бородой».

Ищу мелочь

Через 6 лет после смерти Маяковского Сталин получил письмо. В нем Лиля Брик жаловалась, что книги не продаются, однотомник не печатается, улица не переименована и так далее. Сталин быстро привел все в движение: Гендриков переулок, где Маяковский жил с Лилей и Осей, превратился в переулок Маяковского, Триумфальная площадь – в площадь Маяковского, а проектируемая станция метро «Триумфальная площадь» тоже переименовалась соответствующим образом. И конкурс на памятник Маяковскому объявили примерно тогда же. В нем участвовали почти все именитые советские скульпторы. Но победил малоизвестный Александр Кибальников по прозвищу «Борода». Его Маяковского оценила даже Лиля Брик. Сказала, что с неестественно большими губами все в порядке, такие и были.

В 1958 году памятник наконец-то открыли. На нем Маяковский достает из кармана записную книжку. Стоит он спиной к гостинице «Пекин» и лицом к известному московскому ресторану «София». Москвичи трактовали позу по-московски: мол, Маяковский хотел выпить пива в ресторане «Пекин», но денег не хватило, поэтому теперь он идет в ресторан «София» и в кармане ищет мелочь. Пошутили и пошли к памятнику читать стихи.

Дом-комод

В центре Москвы уже больше двух веков стоит необычный дом. Матвей Апраксин построил его в 1769 году, а в 1772 году продал семье Трубецких.

Трубецкие надстроили усадебные флигели и возвели новый корпус – получился замкнутый внутренний двор усадьбы. Потому москвичи и прозвали особняк «дом-комод».

А эту ветвь княжества Трубецких стали называть «Трубецкие-Комод».

Памятник Гагарину

Наш первый космонавт Юрий Гагарин торжественно въезжал в Москву по Ленинскому проспекту, и памятник ему поставили тоже на Ленинском.

Москвичи сразу стали придумывать ему прозвища: тут и «штопор», и «чемоданы стибрили» и «Тысяча первая мелочь» (в честь магазина «1000 мелочей» поблизости).