Байкал

Кола появилась в советской Москве после знаменитой американской выставки в Сокольниках в 1959 году. Дональд Кендалл, президент компании «Пепси», вместе с вице-президентом США Ричардом Никсоном угостили Никиту Хрущева сладкой газированной водой из пластикового стаканчика. Хрущеву понравилось. Контакты с советским руководством у американцев были установлены, а цепочка запущена.

На улице Россолимо, в районе метро Парк Культуры, во всесоюзном научно-исследовательском институте пивобезалкогольной и винодельческой промышленности начали разрабатывать советскую колу.

            Орехи колы в СССР не растут. Главным компонентом был избран элеутерококк, сибирский кустарник одного семейства с женьшенем (очень тонизирующий). Элеутерококку вторил зверобой. И еще куча эфирных масел для аромата. Получилось не просто газировка – символ! Новый напиток получил гордое имя – Байкал. 

А ну-ка отними!

История «А ну-ка отними» началась в далеком 1913 году. По легенде, в кабинете одного из основателей фабрики «Эйнем» стояла фарфоровая статуэтка, изображающая озорного мальчугана. Его образ решили использовать для фантика одной из новых пралиновых конфет. Малыш был симпатичным, однако вид имел грозный, ведь в руке у него была огромная палка. Как быть? В другую руку мальчику решили поместить шоколадку, и стало понятно, что название должно быть соответствующим: защита собственности. Так и появилось название для будущих конфет «А ну-ка отними». Для рекламы тут же придумали незатейливый стишок, который сразу подхватила детвора:

“Добыл я плитку шоколада,

И мне товарищей не надо,

Пред всеми говорю людьми,

Съем всю, а ну-ка отними!”

Со временем на этикетке конфет появилась девочка в голубом платье с конфетой, дразнящая собачку – именно это изображение используется для новой упаковки.

Мишка косолапый

Кондитерские шедевры московской фабрики «Красный октябрь» стали легендарными ещё в позапрошлом веке. И самая знаменитая конфета фабрики, конечно, «Мишка косолапый». В основе узнаваемости этой конфеты лежит картина «Утро в сосновом лесу».

Но мало, кто знает, что её Шишкин писал не один. Павел Третьяков купил для своей коллекции эту картину и обнаружил на ней чью-то подпись. И совсем не Шишкина. Оказалось, Иван Шишкин написал только часть картины – лес. А тех самых медведей нарисовал художник Савицкий. Третьяков, как настоящий продюсер, стёр лишнюю подпись, оставив в истории только одного автора шедевра - Шишкина. И картина была взята за основу фантика «Мишки косолапого».

Прага

Дореволюционная Москва демонстрировала свою космополитичность очень наглядно. Вот названия самых популярных заведений и гостиниц, все в честь покрытых славой географических точек: «Савой», «Вена», «Ливорна», «Палермо», «Лондон», «Дрезден» и меблированные номера «Париж». Ну, и ресторан «Прага», конечно. Только в начале своего существования «Прага» была скорее трактиром. Потом здание выкупил новый хозяин – Петр Тарарыкин. Он превратил бывший захолустный трактир в шикарный ресторан с «консоме» и десертом «гляссе». После революции французские десерты канули в небытие. Ресторан национализировали, превратили сначала в столовую Моссельпрома, потом в столовую НКВД. И так бы и не вернулись к «Праге» прошлое сияние и роскошество, если бы в октябре 1955 года в заново открывшийся ресторан не пришел работать юный кондитер Владимир Гуральник. Он съездил в послевоенную освобожденную Прагу на кондитерскую стажировку и вернулся не с пустыми руками: Владимир Гуральник явил миру торт «Прага».

Вначале ресторанный цех выпускал по 50-60 тортов в день, потом этого стало не хватать. Москвичи поняли, что в мире кондитерского искусства родился новый король. Партии были увеличены до 500 штук. Наконец, рецепт разлетелся по всему Союзу через Мосресторантрест.

Кисельные берега

В 1908 году в Москве случилось наводнение. Вода поднялась на 9 метров и превратила столицу России в Венецию. Сахарному заводу Гепнера на Раушской набережной предложили перевезти продукцию, но он понадеялся на удачу. Увы, Москва-река растворила сахара на семь миллионов рублей. Почти кисельные берега получились!