Кафе поэтов

Век назад оно находилось на углу Тверской улицы и Настасьинского переулка, в здании бывшей прачечной. В этом кафе читали стихи и называлось оно «Кафе поэтов»! У него даже был свой меценат — булочник Филиппов сам писал стихи, дружил с футуристами и поэтому дал на поэтическое кафе деньги.

Владимир Маяковский называл «Кафе поэтов» «революционной прабабушкой» остальных литературных кафе. Знал толк!

Пегас и десант имажинистов

Москва начала XX века пестрила множеством самых разных поэтических стилей. И почти у каждого нового поэтического течения было своё кафе. Например, кафе имажинистов, к которым принадлежал Сергей Есенин, работало на углу Тверской и Тверского бульвара. Это было известное «Стойло Пегаса». У него и интерьеры были удивительные, и настроения яркие, и память о нём сохранилась.

Реальность МАССОЛИТа

Помните, писательское объединение МАССОЛИТ в «Мастере и Маргарите»? Именно там находится знаменитый ресторан «Грибоедов». Название вымышленное, а вот прототип был. Это здание бывшей усадьбы Яковлева на Тверском бульваре, 25. В 1812 года в этом доме родился будущий писатель Александр Герцен, автор книги воспоминаний «Былое и думы», и его имя так и закрепилось за домом. После революции в усадьбе началась бурная писательская жизнь литературных объединений. А сейчас в доме на Тверском, 25 работает Литературный институт.

Решение любовного треугольника

В знаменитом на всю Москву ресторане «Прага» на Арбате за всю историю его существования чего только не происходило. В том числе и судьбоносные разговоры. Именно там встретились два поэта-соперника: Александр Блок и Андрей Белый. Оба поэта были влюблены в одну даму — Любовь Дмитриевну Менделееву, дочь всем известного автора химической таблицы. 8 августа 1906 года Андрей Белый получил от Александра Блока роковую телеграмму: «Боря, приходи сейчас же в ресторан Прагу. Мы ждём. Саша».

Проект ОГИ

Главное поэтически-писательское кафе Москвы 90-х - 2000-х — кафе «Проект ОГИ». «Проект ОГИ» проработал в подвале усадьбы Головиных 12 лет, до 2012 года. И всё это время подвал в Потаповском переулке был главным местом сбора московской — да и не только — интеллигенции.  Как свойственно поэтическим кафе, ОГИ не заостряло внимание на комфорте посетителей: телефоны в нём не ловили, вайфая не было, официанты часто забывали заказ. Зато там читали стихи все московские поэты. А ещё там, конечно, продавали книги.